10 лет — достаточный срок, чтобы осмыслить последствия перехода баскетболиста из одной команды в другую. Кульминационная фраза «я перевезу свои таланты на Саут-Бич и присоединюсь к «Майами Хит» поменяла многое в слишком большом количестве отраслей, чтобы рассматривать решение Леброна Джеймса перейти из «Кливленда» в «Майами» как сугубо карьерный ход.

Подход к организации оглашения своих дальнейших действий был выстроен с учетом того, чтобы показать, насколько один человек способен манипулировать аудиторией. Права на прямую трансляцию «Решения» для ESPN стали частью сделки по дальнейшему партнерству игрока с медиагигантом, и то, что от этого начинания выиграют обе стороны, стало ясно сразу же. Заявление Леброна в прямом эфире наблюдало более 10 миллионов зрителей. Многие из них впоследствии публично сжигали майки Джеймса, а потом, спустя годы, продавали эти обгорелые останки на интернет-аукционах за солидные деньги.

Сам процесс выбора Леброном дальнейшего места продолжения карьеры кардинально отличался от привычных стратегий, большинство комментариев и действий Джеймса были публичными, огромную роль играли не только традиционные СМИ, но и соцсети. В одной из передач CNN приглашенный психолог назвал поведение Джеймса пассивно-агрессивным созиданием. Леброн провоцировал публику, медиа, других игроков своими публичными, но вместе с тем лаконичными высказываниями, давая каждому желающему простор для фантазий на тему того, где, как и почему он окажется дальше.

Джеймс был одновременно и эпицентром молний и громоотводом. Фактически это были методы, применяемые в международной политике, и на тот момент было не важно, одобряет ли подавляющее большинство поведение Леброна или нет.

Причина в том, что прецеденты, когда игрок отказывался выступать за клуб, случались и раньше. Карим Абдул-Джаббар при переходе из «Милуоки» в «Лейкерс», как и Скотти Пиппен, настаивавший на обмене в первой половине 90-х, или Кевин Гарнетт в начале 2000-х просто объявляли бойкот и предоставляли клубам и личным агентам решать свою дальнейшую судьбу. Леброн же, по сути, сказал «я сам найду людей, с которыми хочу иметь дело и обо всем с ними договорюсь».

Именно из объединения Леброна с Дуэйном Уэйдом и Крисом Бошем сформировалось явление, которое впоследствии получило название Players management — ситуации, когда игроки сами определяют будущий состав команды и в зависимости от того, удается клубу удовлетворить финансовые интересы всех вовлеченных сторон, дают согласие выступать за клуб. Именно «Решение» заложило сегодняшнюю НБА, где во главе угла находятся интересы игроков, а не клубов.

Леброн Джеймс начал это, Кевин Дюрант и Кавай Леонард продолжили, вполне возможно, что уже следующим летом мы увидим очередную серию с Яннисом Адетокунбо в главной роли.

Леброн показал, что статусом лучшего можно пользоваться не только для того, чтобы повышать продажи кроссовок со своей символикой, а что этот статус можно инвестировать в глобальные начинания вроде открытия филиала собственных школ для малоимущих, продюсирование и съемку фильмов, поддержку социальных и политических кампаний.

Чтобы понимать, насколько просчитанными и акцентированными были действия Джеймса, нужно лишь упомянуть, что накануне возвращения в «Кливленд» он нанял Адама Мендельсона, одного и самых профессиональных публицистов и PR-стратегов, который работал в качестве заместителя главы совета губернатора Калифорнии Арнольда Шварценеггера. Среди клиентов Мендельсона огромное количество звезд шоу-бизнеса, глав корпораций и инвестиционных фондов, которым было необходимо масштабное продвижение своего бренда. Это вам не рядовой имиджмейкер.

Именно в соавторстве с Мендельсоном была придумана тема с письмом к болельщикам под слоганом «Я возвращаюсь домой».

Пересечения Леброна с политическими деятелями, особенно сейчас, не кажутся случайными. Он не скрывал своего активного интереса к этой сфере, еще когда поддерживал Хилари Клинтон и выступал с ней на одной сцене во время ее предвыборной кампании в президенты. Я не спешу определять Джеймса в новые президенты Америки, скажу лишь, что сегодняшняя повестка дает ему немалые козыри, и он не спешит разбрасываться ими, предлагая организовывать агрессивные протестные акции или принимать какие-то радикальные меры. Джеймс достаточно умен, чтобы понимать: глобальные свершения делаются на длинной дистанции.

За 10 лет он прошел путь от лучшего игрока НБА, играющего в одной из худших команд лиги, до 3-кратного чемпиона НБА, медиамагната, человека, имеющего серьезное влияние на немалую часть населения Америки.

Если еще в начале 2000-х золотым стандартом считалось попасть в профессионалы, обеспечить семью и стать чемпионом, то теперь выбор на драфте в Топ-5 — это первый шаг к построению своей империи. Естественно, при наличии амбиций. А поскольку таких большинство — другие в профессиональный спорт не приходят, — то все они так или иначе стремятся идти по стопам Леброна.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.