Мировую гоночную серию WTCC многие не без основания называют кузовной «Формулой-1». Чемпионат, не с первой попытки появившийся на свет, теперь с каждым годом набирает обороты, а по вовлеченности чемпионов мира или просто живых легенд опережает другие серии. Поэтому в «Туринге» очень рассчитывают, что здесь закрепится самый титулованный пилот современности, 9-кратный (!) чемпион мира по классическому ралли Себастьен Лёб. Об этом и многом другом спецкор «МК» поговорил с великим французом под палящим солнцем Марракеша, где в минувшие выходные состоялись 3-я и 4-я гонки сезона.

фото: AP

 «Прощальных этапов» Лёб, с тех пор как выиграл чемпионат мира-2012, провел уже целых два: во Франции в конце 2013-го и в январе на «Ралли Монако», и оба выступления оказались неудачными. А в кузовах на кольце у эльзасского гонщика уже есть третье место в общем зачете в составе команды Citroen.

— Себастьен, скажите наконец, вы определились с вашим будущим окончательно? Известно, что асфальт — ваше коронное покрытие, но два вида автоспорта совершенно разные!

— Насчет этого вы абсолютно правы. Наступила пора уходить из ралли. Но выбор был в общем-то невелик. «Формулу-1» стоило отмести сразу по нескольким причинам. Во-первых, мне уже за 40, это было бы поздно. Во-вторых, я никогда не гонялся всерьез на машинах с открытыми колесами. В-третьих, из всех серий мне хотелось перейти в ту, где я остался бы заводским пилотом команды, которой я предан с самой ранней юности. Ни в Ле-Мане, ни в ДТМ (немецкий кузовной чемпионат. — Д.Л.) это было бы невозможно. А вот WTCC стал именно таким компромиссом. Безусловно, здесь гонщик чувствует себя иначе, чем в ралли. Но в ближайшие годы я буду ездить здесь.

— Я понимаю. В одном случае вы со штурманом, а здесь все надо делать в одиночку, не считая переговоров по радио с боксами…

— А штурман здесь, за стенкой. Он всегда сопровождает меня. Другое дело, в раллийных гонках я вижу дорогу и слушаю напарника, а здесь приходится уйти в состояние полной концентрации (Лёб уперся локтями в стол, взял в руки воображаемый руль и демонстративно уставился в одну точку), отсчитывать мгновения — когда оттормаживаться, в какой точке начинать разгон.

— Список пилотов WTCC довольно контрастный. Есть многоопытные звезды, причем возрастные, а есть и молодежь без особых достижений. Они способны конкурировать с вами, ветеранами?

— Ну конечно, могут. И периодически это у них получается. Взять вашего пилота Михаила Козловского, к примеру. Или многообещающего марокканца Мехди Беннани. Смотрите, как за него болеют! Все трассы для меня теперь предстают в новом качестве. Так что я теперь такой же молодой пилот. Повторю, я бьюсь за свою команду.

— Здесь, в Марокко, условия не очень. В субботу за час температура выросла с 29 до 33 градусов. Влажность тоже меняется.

— Конечно, слишком жарко днем. Посмотрите, пилоты постоянно пьют воду. Для покрышек эти колебания не представляют опасности, но для тормозной системы это испытание. Потому что трасса городская. И хотя поворотов не так много, как на классических автодромах, тут узко, и бетонные стены с двух сторон стоят.

— 5–7 июня вам предстоит выступать на подмосковной трассе Moscow Raceway в рамках очередных этапов чемпионата WTCC. Как она вам?

— Хорошо. Она интересная за счет своих поворотов. Профессиональные автодромы сейчас все на уровне. Я уже гонялся год назад, приеду и снова.

— Так все-таки с раллийным чемпионатом покончено?

— В последнее время я гонялся на разных уровнях. Больше для собственного удовольствия. Но раз за разом все больше понимал, что пришло время менять профиль.

— Вы знакомы с вашим тезкой Себастьеном Ожье, новым чемпионом мира по ралли?

— Знаком, но не очень близко. Да, он бесспорно талантлив, иначе не выигрывал бы. Да, чемпион снова из Франции. Конечно, он менее известен, чем я, по крайней мере пока. А насчет общественного мнения скажу так: прессу не читаю.

— Вы квалифицировались только восьмым. Технические проблемы?

— Да все вместе не очень задалось. И у меня была пенализация. Но то обстоятельство, что во второй гонке я стартую не с низов стартового поля, очень радует…

Как король Лёб Африку покорял

* * *

Убедиться в справедливости слов легенды автору посчастливилось самому, проехав по треку два круга в боевых условиях — в машине безопасности модели «Альфа Ромео 4C», которую сейчас пилотирует португальский гонщик Бруно Коррейя. «Поведу аккуратно, но быстрее, чем в работе», — поприветствовал он меня. Этого в принципе и хотелось. Шлем с подшлемником были единственными устройствами для безопасности: даже ремень безопасности самый обычный, дорожный. Но в кресло вдавливало, перегрузки в районе 2–3 g ощущались особенно четко в единственной шпильке перед выходом на прямую «старт–финиш».

Трек Марракеша (ко вторнику здесь снова поедут обычные авто) очень скоростной, и прыть гонщиков гасили лишь три связки тормозных поворотов. В гонке их «срежут» многие участники, за что и будут наказаны — не деньгами, а самым драгоценным, то есть секундами. На спидометре — 244. «Километры или мили?» — интересуюсь. «Километры, — кивает Бруно. — А почему такой вопрос?». Дело в том, что низкая посадка болида в совокупности с однообразными серыми стенами по бокам дают завышенное ощущение скорости. Как в картинге, где 60 км/ч кажутся первой космической. На «Сочи-Автодроме», куда пришла «Ф-1», объекты Олимпиады проплывают за бортом очень плавно.

Бруно намеренно срезал тормозную связку. «Кто бы увидел, сказал: что за неуч катается», — и разразился привычным для юга Европы смехом. Расставаясь, обещали свидеться в июне в Подмосковье…

Индустрия WTCC неумолимо догоняет королеву автоспорта. В боксах Honda менеджер показал ряд дорогущих устройств: «грелки» для покрышек (стартовать с места надо на теплых «ногах»), агрегат для контроля перекачки топлива за 20 тысяч евро штука. Остатки с первой гонки нужно слить, а затем за 20 минут заправиться заново. Таков регламент ФИА. «Руль у нас не такой, как в «Формуле», он круглой формы, но кнопок не меньше. Вот контроль оборотов двигателя, вот радиосвязь с боксами…» Кресла — индивидуальные, изготавливаются на основе слепка с фигуры пилота. В отдельной комнате — сервер и ряд компьютеров, на которых ведутся анализ происходящего и работа над настройками. Поразил и шлем моего собеседника. На каждом наушнике по красной кнопке: одна — поговорить с пилотом Габриэле Тарквини, другая — с Тьяго Монтейро. Черные — для связи с механиками, зеленая — с представителями поставщика моторов. «Пока идет гонка, я разрываюсь на части», — улыбается португалец.

К счастью, гонки здесь состоят из малого количества кругов (в Марокко — 14), но их две в один день. Самое интересное, что во втором заезде стартовые позиции меняют вверх тормашками, и кому не повезло в субботу, не вешают нос. Лёб не стал дожидаться второго старта. С 8-й позиции он молниеносно прорвался на 3-ю, а дальше просто не хватило кругов. Впереди приехали опытнейший аргентинец Хосе Мария Лопес и самый известный китайский гонщик Цин Ма. Быстрое награждение, снова стресс для механиков — и опять в путь. Здесь коллизий было больше. Не проехал и круга россиянин Михаил Козловский, ударивший машину в отбойник после контакта с конкурентом. Еле удержался, совершив пол-оборота, любимец местной публики Беннани. Лёб же половину гонки как хищник прицеливался к соотечественнику Ивану Мюллеру. Но многократный чемпион мира в этом классе своего не отдал. Третьим финишировал Лопес. Так что борьба в чемпионате обещает быть жаркой.

— То, что за меня болели сегодня, доказывает, что Марокко живет не одним футболом, — сиял Беннани, получивший приз за победу среди гонщиков «незаводских» команд. На самом деле пилоту уже 30, но о нем говорят как о новичке.

— А это разве возраст? — возражает генеральный менеджер чемпионата Франсуа Рибейро. Вопрос в том, когда он получил лицензию на гонки.

— 18 участников делятся на опытных и даже легендарных и тех, кого никто не знает. В чем тут секрет?

— В техническом регламенте прежней редакции у молодых шансов не было: машина была тяжелее в управлении, требовала наката, опыта. Упрощение, на которое мы пошли, дает шансы всем. Надеюсь, молодых будет больше: вот они известны лишь в пределах страны, как венгр Норберт Михелис. Но когда выйдут на уровень мировой славы, как локомотив, потянут автоспорт за собой, и туда пойдет молодежь. Необязательно с трех лет! Смотрите, как растет уровень Беннани. У России, знаю, есть аналогичная проблема, но она решаема.

— В России без денег ни один гений в автоспорт не пробьется, — возражаю.

— А что, где-то по-другому? — отвечает месье Рибейро. — Очень зря так думаете!

— Если говорить о России, в чем преимущество Moscow Raceway перед Сочи?

— В логистике. Самолетом добираться дорого, а комбинированным способом — трассой, а затем морем — и дорого, и долго. Нам нравится подмосковный этап, приходите на него посмотреть.

Марракеш

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.