Не обратить внимание на опального владельца сетей ресторанов и казино, чей суммарный капитал составляет 4,7 миллиарда долларов (414-е место в списке Forbes), практически невозможно, поскольку в последнее время американские СМИ чихвостят его по всем фронтам и направлениям.

Причем речь идет не только о спортивной прессе, Тилману прилетает от специализированных экономических изданий, кулинарных гайдов, социально-аналитических дайджестов, не говоря уже о дипломированных диванных критиках. Дело в том, что с момента вступления в силу режима самоизоляции техасский деляга не только воздержался от всякого рода благотворительных акций, но и отправил в неоплачиваемый отпуск порядка 45 000 людей, работавших в его заведениях.

Проще говоря, пока владелец «Лос-Анджелес Клипперс» Стив Балмер суммарно жертвует 25 миллионов на борьбу с коронавирусом, Фертитта не только отсиживается в сторонке, но и попросту выставляет своих людей на улицу без выходного пособия со словами о том, что он делает им одолжение — так они одними из первых смогут получить пособие по безработице.

Это невосполнимые репутационные потери, особенно в таком тесном и привилегированном сообществе, как НБА, где бизнес-составляющая идет рука об руку с социальной. Здесь вам и благотворительные события, и пожертвования на развитие неблагополучных районов в городах, где базируются клубы, и масса всего прочего. Естественно, отговорки Фертитты о том, что он наймет персонал, как только общее состояние стабилизируется, оказалось недостаточно. Многим захотелось узнать, по какой причине миллиардер так поступает и тем самым идет на очевидные репутационные потери. Целый ряд солидных финансовых изданий открыл охоту на Фертитту и опубликовал серию статей о далеко не радужном состоянии миллиардера.

После осеннего скандала с твитом генерального менеджера «Рокетс» Дэрила Мори, поддержавшего протестующих в Гонконге, все рестораны Тилмана Фертитты в Китае закрылись, а те, которые затем возобновили работу, не пользовались спросом у посетителей.

Миллиардер-изгой. Владельцу придется продать клуб из-за репутации?

Фото: © Twitter

С января активы владельца «Хьюстона» обесценились на 43,7%, и, чтобы возместить убытки, Тилман вложил 45 миллионов личных денег в сеть стэйк-хаусов, которая находится в Нью-Йорке. Довольно рискованный и неординарный шаг, учитывая, что в бизнесе по большей части все построено на кредитовании. Оказалось, что использование собственных средств было вынужденной мерой: крупные банки настороженно относятся к Тилману, на имя которого и так уже оформлен ряд кредитов под огромные проценты, тогда как реальная стоимость имущества Фертитты вызывает вопросы.

В прессе ресторатора все чаще называют ложным миллиардером, поскольку его капитал сформирован сугубо за счет оценочной стоимости активов, а на банковских счетах числятся суммы, которые по прогнозам не в состоянии покрыть долговые обязательства. По сути, все, что есть сейчас у Фертитты — это «Рокетс», ссуду на покупку которых он тоже брал в банке, а также активы, идущие в комплекте с клубом.

Не вдаваясь в финансовые тонкости, мы получаем не самую утешительную картину. Сеть стэйк-хаусов, которая должна была хоть как-то выиграть для Фертитты время, простаивает в главном рассаднике вируса на планете. Сеть казино, одним из главных преимуществ которого была лицензия на прием спортивных ставок, тоже заглохла, поскольку элементарно не на что ставить. Сам Фертитта, видимо, настолько стеснен в средствах, что вынужден гнать работников домой без какой-либо компенсации. НБА тем временем недоумевает, насколько ей нужен такой владелец, который к тому же имеет еще и сомнительную родословную.

Ведь Тилман ко все своим колоритным особенностям еще и выходец из мафиозной семьи Масео-Фертитта. Родившиеся в Палермо сицилийские эмигранты Сальваторе и Росарио Масео перебрались в Галвестон, штат Техас, в начале 20 века, а уже к середине сумели неплохо подняться на бутлегерстве и азартных играх. Добившись существенных успехов в подпольном бизнесе, братья не менее успешно вывели его из полуподвальных помещений на уровень, где быстро адаптировали свои умения под стандарты американской мечты.

«Свободный штат Галвестона» — так назывался остров на берегу Мексиканского залива, застроенный отелями, казино, ресторанами, полями для гольфа, элитными публичными домами: все они принадлежали семье Масео. Галвестон стал популярным курортным городом и местом, куда люди с высоким уровнем достатка ездили удовлетворять свои потребности.

Детище братьев Масео даже прожило какое-то время после отмены сухого закона, лишь в 1937 под давлением игорной палаты США и участившихся расследований семья Масео перевезла свой бизнес в Лас-Вегас, где к тому моменту уже заправляла семья Фертитта. Стороны не стали пороть горячку, а приняли деловое решение о сотрудничестве, вместо закрепительного акта было решено организовать свадьбу сестры братьев Масео Оливии и Джозефа Френсиса Фертитты. С тех пор каждое поколение семьи продолжает дело, начатое беженцами с Сицилии, время от времени прибегая к старым и испытанным методам предков.

Ясно, что НБА не будет вынуждать Фертитту продавать клуб из-за одной лишь фамильной принадлежности, до прецедента уровня Дэвида Стерлинга здесь далеко. Однако предпосылок для формирования негативного отношения достаточно, учитывая заинтересованность комиссара НБА Адама Сильвера в стерильной репутации лиги. В зависимости от того, какой будет следующая ошибка Фертитты, комиссару ничего не будет стоить взять и выкрутить на максимум все репутационные регуляторы.

Так что тем, кто истосковался по матчам НБА и одновременно устал пересматривать в условиях самоизоляции «Клан Сопрано», советую последить за этой историей. Скучно точно не будет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.