Очевидно нелогичный результат – отрицательный счёт при качественной в целом игре – обескураживает, озадачивает, ставит в тупик и, чтобы найти хоть какое-то объяснение, вызывает к жизни понятное желание персонализировать злой рок. Вызывает желание понять, кто воскресным вечером воплотил собой российскую непруху. Только имена, пожалуй, чаще всего звучат не те. Семёнов, Гилерме, Марциняк – всё мимо. Представляется, что гораздо больше оснований считаться в стамбульском сюжете ключевой фигурой имеет Магомед Оздоев.

В общем-то, главный эпизод, разделивший матч на две части, случился на 24-й минуте, когда был удалён Семёнов. Нашему защитнику, конечно, можно поставить в упрёк утрату бдительности, вследствие чего он поздно отреагировал на мяч, потерял преимущество в несколько метров перед соперником и был вынужден фолить. Но всё дело в том, что ждать в тот момент мяча он и не должен был: мяч был у партнёра, расположенного лицом к чужим воротам – кто же мог предполагать, что тот исхитрится дать пас к своим. То, что сделал в том моменте Оздоев, рациональному объяснению не поддаётся вообще. За такой пас ещё в детской команде тренер может в перерыве убить бутсой – про взрослый футбол нечего и говорить: тут человек до тренера даже не дойдёт, убьют партнёры. Оздоев остался жив, надо полагать, только потому, что его партнёры просто не поверили своим глазам – на уровне сборных такого не бывает. Это было какое-то помрачение, не иначе. Семёнов тут ни разу не виновник – просто крайний. Он просто тот, кого подставил партнёр.

Обратим внимание, что турки сравняли счёт как раз из зоны, оставленной удалённым Семёновым. Оба других наших центральных защитника – Джикия и Кудряшов – левоногие, навыка игры в правом секторе у них нет. Не исключено, продержись мы несколько минут, они бы как люди бывалые освоились, но возможности для адаптации соперник не дал – надавил в ослабленное место сразу же и забил уже минуту спустя: Семёнов, наверное, ещё не дошёл до раздевалки.

Вот так был сломан здорово начавшийся для нас матч. И потеряли мы не только преимущество в счёте, но и моральную инициативу. Не секрет, что самый неприятный удар – неожиданный. Если соперник в дебюте игры страдал от нашей тактической внезапности, то мы пострадали от внезапности собственной. Не турки, а мы сами устроили себе капкан.

Оздоев, разумеется, сразу понял, что натворил – и это не сделало его лучше. Похоже, напор эмоций оказался слишком сильным для его южной натуры, и желания стали затмевать разум. Два следующих очень дорогих эпизода с его участием выглядят прямым следствием первого.

На 32-й минуте Магомед здорово включился, когда потребовалось подстраховать зону, оставленную Жирковым и Черышевым, сумел догнать Ундера и почти его обезвредить. Но вот именно что «почти». Потому что, когда Ундер отдал мяч во фланг, Оздоев зачем-то продолжил движение в сторону своих ворот, как будто пытаясь встроиться в линию защитников, хотя наши там и без того имели численный перевес. В то время как у линии штрафной площади, в зоне прямой ответственности опорного полузащитника, численное преимущество, наоборот, было у турок. И, как только Ундер отдал пас, тактический букварь предписывал Оздоеву притормозить, чтобы контролировать визави и вообще весь этот участок. А он, улетев к своим воротам, оставил Ундеру столько времени и пространства, что тот между двумя своими касаниями после ответного паса партнёра мог бы, пожалуй, даже выкурить трубку. Ну уж прицел-то наводил без всякого спеха.

А третий судьбоносный эпизод имел место сразу же после возобновления игры во втором тайме. Возможно, в раздевалке были сказаны какие-то слова, задевшие самолюбие Магомеда, или же он сам по себе был накручен всем случившимся до перерыва, но в любом случае его решение выглядело слишком эмоциональным. Прежде он не давал повода считать его игроком эгоистичным, в целом всегда делится мячом с готовностью, партнёров видит даже в более сложных ситуациях, а тут, когда необходимость паса была абсолютно прозрачной, отчего-то решил ударить сам, оставив в недоумении Заболотного и всех сопереживающих сборной России. Сумей мы сразу после перерыва сравнять счёт, моральная инициатива вернулась бы к нам обратно, и, глядишь, даже в меньшинстве у нас появились бы шансы на победу. А так вскоре мы получили пенальти и третий мяч в свои ворота.

После этого, правда, Оздоев наконец сыграл и удачный эпизод. Это он быстрым пасом разыграл стандарт в центре поля, который позволил нам провести вторую голевую атаку.

Однако итоговый баланс личных удач и неудач оказался не в пользу Магомеда – 1:3. И почти такой же счёт на табло только укрепляет во мнении, что ключевой фигурой матча оказался именно он.

В общем, не день Бекхэма. Бывает. Досадно только, что он пришёлся на матч, в котором сборная показала живой и полноценный футбол, очень редкий для себя ноябрьской.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.